Культура
Команда «Вечернего Урганта» под руководством Ивана и главного режиссера Первого канала Андрея Болтенко выпустила новую развлекательную программу — «Подмосковные вечера».

 

Этот проект — адаптация американского шоу «Hollywood Game Night». Две команды — в каждой по три звезды кино и телевидения и капитан, человек обычной профессии, незнакомый зрителям, — участвуют в конкурсах. Промычать или прохрюкать песню, чтобы ее узнали товарищи по команде; объяснить загаданное слово не просто молча, но и с завязанными за спиной руками; узнать фильм по одному кадру, в котором лицо актера

 

Иван Ургант: «Пока детям нужно от меня что-то, кроме PIN-кода кредитной карты, этим надо пользоваться»

будет закрыто… Денежный приз (максимальный — 500 тысяч рублей) делится поровну между вышедшим в финал звездным участником и капитаном. Однако капитан оставляет деньги себе, а знаменитость отдает свою часть на благотворительность.

 

Премьера шоу на Первом канале 21 февраля в 23:00 Премьера шоу на Первом канале 21 февраля в 23:00

 

16 апреля у Урганта двойной праздник: ему исполнится 35 лет, а его программе «Вечерний Ургант» — год.

Поздравляем  Ивана с двумя радостными событиями.

 

— Когда мне веселые доброжелатели говорят: Ой-ой-ой, видели мы такие шоу в Штатах! В Вечернем Урганте все украдено, слизано! — я смеюсь в их прищуренные хитрые глаза

— Когда мне веселые доброжелатели говорят: Ой-ой-ой, видели мы такие шоу в Штатах! В Вечернем Урганте все украдено, слизано! — я смеюсь в их прищуренные хитрые глаза  | Фото Арсен Меметов

 

— Иван, вам исполняется 35  лет, а «Вечернему Урганту» — год. Что в этот праздничный весенний день круглосуточный Ургант хотел бы пожелать «Вечернему Урганту­»?

 

— Я пожелаю малышу, чтобы он дорос до детсадовского возраста, когда ребенок начинает выходить из-под родительской опеки, делает первые самостоятельные шаги, начинает дружить со сверстниками… И чтобы сверстников тоже было побольше — программ лет пяти, а то и десяти. А то у нас на телевидении многие передачи загибаются в раннем детстве. Два-три года — и все, уноси готовень­кого!

 

 

— Но ваш-то, тьфу-тьфу-тьфу, вроде здоровеньким растет…

 

Иван Ургант— Да, уже говорит первые слова, чуть-чуть ходит, моторика нормальная. Мозг иногда все еще бывает сонным, но мы его усиленно развиваем. Мы вообще ребеночком занимаемся. С ним сидят и российские няньки, и зарубежные приезжают. По первости у него иностранные няни редко бывали, а сейчас прямо вереницей потянулись.

 

 

— Кто из них на вас произвел самое яркое впечатление?

 

— Как их сравнишь? У всех свои педагогические приемы. Но, пожалуй, гувернер Роберт Де Ниро, выписанный из Америки, запомнился сильнее всего. Он был не самым интересным и разговорчивым гостем программы — отчасти по моей вине: я не смог разговорить его. Говорю «отчасти», потому что и по заокеанским шоу о Де Ниро ходит слава как о крайне молчаливом и сдержанном товарище. Но меня восхищает сам факт, что я сидел напротив человека, напротив которого сидел всю жизнь — только он при этом был на экране телевизора, а я на диване!

 

 

— Зато Джеки Чан, напротив которого вы, наверное, регулярно сидели лет в 10-12, охотно притворялся таджикским гастарбайтером, ремонтирующим коридор в «Останкино», радостно бил вас доской по животу…

 

— Джеки Чан отличный! Меня поразило, что он и к участию в телепрограммах относится как к части своей профессии, а не как к вынужденной трате времени. Он выдающийся парень! Говорю «парень», потому что язык не поворачивается назвать его мужиком. То, что 59-летний Джеки Чан находится в лучшей физической форме, чем я, — это само собой. Но у меня было чувство, что он еще и моложе меня, что у него биологический возраст меньше.

 

 

— А какой у вас биологический возраст?

 

— Он зависит от времени суток. Если пасмурное утро и я не выспался, то я человек преклонных лет. Поэтому всегда жду солнышка. У меня бабушка его тоже все время ждет, обязательно здоровается с ним: «Здравствуй, солнышко», когда на даче на улицу выходит. И однажды светило ответило ей: «Здравствуйте, Нина Николаевна!» Как выяснилось, сосед проходил в уборную и решил, что она с ним заговорила… А если я хорошенечко высплюсь, да побреюсь, да грим наложу на лицо тройным слоем, не экономя, то и думаю: где ж ему 35?

 

 

— Жалкие 28!

 

— И то с натяжкой. Кстати, если еще и натяжку сделать, то вообще 23. А днем и вечером у меня съемка «Вечернего Урганта», и о внутреннем возрасте думать не­когда.

 

 

— Как вы такой дикий ритм выдерживаете — каждый день по большой программе?

 

— Ритм меня захватил. Узнав, как снимаются такого рода передачи, я сказал: «Это невозможно! Этого не может быть ни-ко-гда!» И расхохотался в тишине в кабинете руководителя Первого канала. Он подождал, пока я отсмеюсь, и сказал, что все вполне возможно. И оказалось — действительно возможно, и вот мы выходим уже год… Год!!! Я вообще не могу в это поверить! Как меня трясло перед запуском программы и на первых выпусках, как все было страшно и непонятно! И до сих пор некоторые моменты вызывают опасения и неуверенность, но гораздо меньше. А чем дальше, тем лучше будет!

 

— Вы в марте ездили в Лос-Анджелес и были на аналогичном американском шоу…

 

— А откуда вы знаете? Я никому не говорил.

 

 

— Нам сообщил источник, пожелавший остаться неизвестным.

 

— Да, я ездил в Лос-Анджелес и посещал вечернее шоу. Я люблю этот город и вообще США, и будь моя воля, все время бы туда ездил. А уж на скольких американских вечерних шоу побывал! И когда мне веселые доброжелатели говорят: «Ой-ой-ой, видели мы такие шоу в Штатах! В «Вечернем Урганте» все украдено, слизано!» — я смеюсь в их прищуренные хитрые глаза.

 

 

— Потому что не все украдено? Можно еще красть и красть?

 

— Вот именно. Если бы я так воровал, как некоторые… Таких шоу очень много, мы стараемся дружить с ними, их создатели знают про «Вечернего Урганта», я знаком с некоторыми ведущими — и это так здорово, они настолько благожелательные. Но все шоу, которые в Америке популярны с 1950-х годов, друг друга чем-то напоминают. Разница лишь в одном — в ведущем.

 

 

— А на январских каникулах вы ездили в Америку с женой и детьми. Как отдохнули?

 

— Великолепно! Дети с такой скоростью тратили в «Диснейленде» папины деньги, что папа не успевал кошелек убирать в задний карман джинсов. Я с ними перекатался на чертовой уйме аттракционов. Катался и плевался: сильная турбулентность помимо воли вызывает слюноотделение у слюно­обладателя. Но детям было все нипочем, они были счастливы!

 

 

— Но вы ведь редко отдыхаете. Не хотелось во время отпуска тихо лежать на диване, чтобы детям сказали: «Папу не трогать»?

 

— «Папа тихо лежит в мавзолее» — есть такая песня. Я бы тихо лежал только при таком раскладе. Не очень люблю просто валяться и настолько редко вижу детей, что если у меня есть возможность чем-то с ними заняться, я этой возможности не упущу. Не успеем оглянуться, как они вырастут и скажут: «Папа, скажи PIN-код своей кредитной карточки. Эти четыре цифры будут нам лучшим подарком». Пока им нужно от меня что-то, помимо PIN-кода, этим надо пользоваться.

 

 

— Лет шесть назад на день рождения вы обнаружили в постели барабанные палочки — с помощью двух этих тонких намеков жена дала вам понять, что дарит ударную установку. После Наталье удалось превзойти саму себя и поразить вас еще сильнее?

 

— Она и потом удивляла меня массой подарков. Но зачем я буду вам про них рассказывать? Пусть то, что в следующие дни рождения Наташа клала мне в постель бриллиантовые запонки, золотые портсигары и средства для удаления накипи с золотой кухонной утвари, останется нашей с ней тайной. Это личные вещи, которые я не люблю вываливать журналистам. Я прочитал несколько интервью, в которых актеры рассказывали настолько интимные вещи… Даже расстроился, что их рассказы не иллюстрировались фотографиями.

 

Иван Ургант

— Как меня трясло перед запуском программы и на первых выпусках, как все было страшно и непонятно! И до сих пор некоторые моменты вызывают опасения и неуверенность, но гораздо меньше. А чем дальше, тем лучше будет!

 

 

— Не спрашиваю, что вы сделали со средством для удаления накипи с золотой посуды. Но ка­­кова судьба барабанной установки?

 

— Когда я как следует наигрался, передарил ее сыну ректора Школы-студии МХАТ Игоря Золотовицкого. Толь­­ко тогда Игорь еще не был ректором. Знай я, как высоко Золотовицкий заберется по карьерной лестнице, я бы обязательно взял с него деньги! Но теперь поезд ушел. Зато если мои знакомые захотят устроить своего ребенка учиться в Школу-студию МХАТ, то я с них возьму деньги, а с Игорем договорюсь, чтобы дитятко взяли учиться бесплатно.

 

 

— Раз уж мы коснулись темы театра и финансов… Вы играете в спектакле по пьесе Островского «Бешеные деньги». А в жизни вам в руки попадали не просто большие, а бешеные деньги?

 

— У меня ощущение, что я даю интервью журналу «Вестник налоговой ин­­­­с­­­­­­пекции». Ну да ладно, слушайте. Давным-давно, еще в студенческие годы, я работал в ночном клубе. И однажды под утро я нашел там на полу $100! Вот это было счастье, вот это были деньжищи! Я на них купил наикрутейшую футболку, на которую давно заглядывался. А зарабатывал я в клубе хоть и не бешеные деньги, но неплохие. Даже перестал ездить на троллейбусе и начал ловить такси. А потом в мои руки попали просто невероятные деньги — но их я не нашел, их мне дала бабушка Нина Николаевна, которая захотела, чтобы я купил машину. Бабушка была единственным человеком в нашей семье и вообще среди моих знакомых, кто ездил на машине. Она долгие годы водила автомобиль ВАЗ-2106 бежевого цвета, который потом был продан заботливому человеку Саше, работавшему автоинструктором. И я учился водить машину на автомобиле моей бабушки! Доба­­вив к ба­­бушкиным день­­гам свои, я приобрел ВАЗ-2109 вишневого цвета. И ровно через день я попал в аварию. Было так обидно!

20/02/2016 Андрей Фортов
16:37 понедельник 19 февраля
Подписка на рассылку

БЛОГОСФЕРА

© 2012 ФОНД "НОВАЯ ПОЛИТИКА"
Разработка сайта - "Стандарт интеграция"